Большое интервью Виктора Бекши для Всероссийской Федерации Волейбола

Виктор Бекша: «О том, что стану тренером, знал с четвёртого класса» 

Главный тренер солигорского «Шахтёра» - главного открытия сезона 2023/24 российской PARI Суперлиги Виктор Бекша рассказывает о своей команде, участии в российском чемпионате, и раскрывает некоторые секреты крутости «Шахтёра». 

- В чём феномен «Шахтёра» в сезоне 2023/24 PARI Суперлиги? Есть хорошая цитата про вашу команду: «Шахтёр» - глоток свежего воздуха для Суперлиги, потому что мы последнее время варимся в собственном соку». 

- Не знаю, глоток или нет, но мы и правда отличаемся. Вы варитесь в своём соку, мы варились в своём. У нас много невысоких игроков, нет таких атлетичных ребят как в большинстве команд Суперлиги, поэтому мы вынуждены брать чем-то другим. Другое – это скорость, меньшее количество ошибок, хорошая игра в защите, подстраховка нападающих. И если у нас нет или почти нет игроков, которые могут сниматься поверх блока, нужно как-то выкручиваться. Ребята, которые пришли к нам в этом сезоне, тоже не великаны – и Ваня Козицын, и Давид Фиэль игроки больше техничные, чем силовые. Мы немного блокируем, но много смягчаем и работаем в защите… Стараемся мало ошибаться – проигрываем, когда совершаем большое количество ошибок. Последнее время, на фоне усталости, их становится больше. Тогда у нас, как правило, даже шансов нет. Наш стиль игры более европейский: защитный, на отыгрышах, на том, что мы дорожим мячом. 

- Усталостный фон сказывается? 

- Очень. Мы плохо играем на выезде и хорошо дома. Не все ребята в нашей команде привыкли к такому количеству перелётов в течение сезона, не говоря уже о постоянной смене часовых поясов. Сами понимаете, в чемпионате Беларуси мы так не перемещаемся – на все игры мы ездим на автобусе, даже не на поезде. Беларусь – небольшая страна, а Солигорск практически в центре, мы примерно одинаковое количество времени затрачивали на то, чтобы добраться в гости к любому из соперников. А на игры в Минск вообще порой выезжали в день матча – 120 км и всё. Сейчас все перелёты через Москву кроме прямых рейсов в Санкт-Петербург, не всегда удобные стыковки между рейсами. Опять же, поймите, я ни в коем случае не жалуюсь. Знаю, что у некоторых сибирских команд ещё более неудобная логистика. Просто говорю, что да, для нашей команды это непривычно и поэтому понятно, что ребята подустали. 

- Но ведь интересно? 

- Невероятно! Мы очень хотели играть в Суперлиге, и могли бы зайти и в прошлом сезоне. Плюс у «Шахтёра» уже был опыт выступлений в российской лиге в 2012-2014 годах.

AX3I2217.jpg

- После этого участия белорусский волейбол испытал определённый подъём? 

- Да. После тех сезонов сборная отобралась на чемпионат Европы, поднялся уровень национальной команды. Это был очень большой шаг вперёд для нашего волейбола, когда белорусы начали уезжать в российскую Суперлигу, когда «Шахтёр» там играл и набивал шишки. Грустно, но нужно понимать, что белорусский чемпионат по своему уровню даже близко не стоит к Суперлиге. В прошлом сезоне мы могли пойти в российский чемпионат вместо «Строителя», но по определённым причинам отказались. Здорово, что всё в итоге сложилось так как мы запланировали, и мы играем здесь. Для белорусского волейбола это ведь тоже глоток свежего воздуха. 

- Плюсы лежат на поверхности, но все-таки? 

- Потому что есть большой интерес болельщиков, которые с огромным удовольствием приходят на матчи, болеют, переживают, идёт классная поддержка. А главное, что ребята наши растут в каждом матче на таком уровне. Ещё отмечу, что участие в чемпионате Молодёжной лиги – фантастическая школа и для нашей молодёжной команды. Во-первых, они видят перед собой пример, приходя на игры основной команды, видят кумиров, которых раньше видели только в интернете, это очень большая мотивация идти вперёд. Во-вторых, Молодёжная лига в России очень конкурентная и плодотворная – очень полезный проект. 

- Есть в молодёжке «Шахтёра» парни, на которых вы обращаете отдельное внимание? 

- Конечно. Пусть дебютный сезон в Молодёжной лиге у ребят по результату выдался не самым лучшим, но игроки там очень перспективные. Они, кстати, высокие – либо чуть выше, либо самую чуточку ниже двух метров, рослые. Мы собирали то, чего нам не хватает – хочется, понимаете, иметь высоких центральных и диагональных. Пусть доигровщики будут поменьше, но в центре сетки хочется видеть ребят повыше. Тяжело бороться с такими центральными, какие есть в российском чемпионате. 

DSC_1845.jpg

- Помимо того, что все удивляются и восхищаются «Шахтёром» в общем, большое внимание приковано, в частности, к Андрею Марченко. В своём интервью он рассказывал, что именно вы перевели его из либеро в доигровщики. Интересно послушать вашу версию этой истории, и в целом, о Марченко. Игрок для нашей лиги очень нетипичный, и потому всем интересный. 

- Парень, однозначно, очень талантливый, с феноменальной скоростью. Убеждён в том, что он мог бы сделать карьеру в любом виде спорта, и карьеру высокого уровня. Игровая скорость, скорость принятия решений и координация – многие мячи он страхует, ещё находясь в воздухе после прыжка. Таких людей мало, это природное умение одновременно быстро двигаться и столь же быстро принимать решения. Когда я пришёл в команду, он на позиции либеро бросался на каждый мяч. И пусть они отлетали в разные стороны, но просто так на землю у него ничего не падало, а с приобретённым опытом и его большим желанием Андрей стал действительно хорошим либеро. Поначалу выходил в защиту, затем встал в приём. В один момент у нас возникла ситуация, когда в команде не было доигровщика с качественным приёмом. Андрей часто после тренировок оставался и просил у связующего дать ему понападать, и у него получалось. И перед началом следующего сезона мы поставили его в доигровку – да, в первый год, может быть, не всё было гладко, но со временем и с опытом стал меньше ошибаться в атаке, пришло понимание как работать на разных мячах. 

В Беларуси «ходят на Марченко», приятно, что теперь и в российском чемпионате его заметили. Он нравится болельщикам, это такой живой пример для всех людей обычного роста. К нам сейчас подходят и спрашивают: «А вот я могу? Могу?» Да, вот же Марченко, парень обычного роста, который смог выступать на высоком уровне.

- Грустный вопрос. Пожалуй, для каждого клуба, внезапно «выстрелившего» в какой-то момент, после окончания сезона наступает время, когда лучших игроков «растащат» по другим командам. Что вы думаете по этому поводу, собираетесь ли бороться и удерживать игроков или относитесь философски? 

- Конечно же, мы попытаемся удержать. В то же время мы понимаем, что в финансовом плане мы вряд ли сможем угнаться за другими клубами. Конечно, нам будет горько – мы потеряем игроков. Они будут в плюсе: попадут в крепкий клуб. Я разговаривал с ребятами, которые возможно уйдут – ни один не планирует уходить в команду ниже нас по турнирной таблице, то есть однозначно это будут повышения. И если их позовут в клубы, которые будут бороться за медали, это уже немного другое. Ну что же, это жизнь, такое случается не в первый и не в последний раз. Есть шанс для молодёжи – прийти на их место и доказать свою нужность. 

Но если такое случилось, нам бы хотелось обезопасить себя в следующем сезоне, чтобы мы не были мальчиками для битья, пока не выстроим структуру подготовки, которая позволит нам оставаться конкурентным клубом в Суперлиге. 

- Как вы это видите? 

- Увеличение разрешённого количества легионеров, хотя бы до трёх человек. Понимаете, пока система подготовки не начнёт давать результат, хочется, чтобы были какие-то гарантии безопасности, чтобы работа по воспитанию и подготовке молодых кадров не прерывалась в случае возможного вылета команды из Суперлиги. Вариант «зайти-выйти» на пользу не пойдёт, если мы говорим именно о качественном подходе. Хочется, чтобы на какое-то количество сезонов «Шахтёр» получил возможность играть в Суперлиге невзирая на результат, без варианта вылета. 

- Если уйдут лидеры и всё придётся начать с самого начала, это будет определённым вызовом для вас?

- Хотелось бы побольше интересной молодёжи. С Молодёжной лигой так всё сложилось, мы на этом пути, строим команду и ищем хороших игроков. Понятно, что сразу на место ушедших мы равноценную замену не поставим, это будет со временем. Но это жизнь, профессиональный спорт. Это случается в любом виде спорта. Но опять же, мы попытаемся побороться и сохранить костяк команды. 

- Беларусь страдает больше всех от близости с Россией в плане утечки талантливых игроков не только на клубном уровне, но и на уровне сборных. Как оцениваете эту ситуацию? 

- Последнее время этого стало значительно меньше, игроки сейчас не стремятся менять гражданство. Влад Бабкевич, например, всегда с удовольствием приезжает в сборную. Конечно, хочется, чтобы все те парни, которые когда-то сменили паспорт, играли за сборную Беларуси – у нас была бы очень сильная сборная, без сомнений.

IMG_2332.PNG

- С кем из соперников в этом регулярном чемпионате было интереснее всего? 

- Могу сразу сказать с кем не получилось сильнее всего – с «Белогорьем». Ни один матч с ними не сыграли хорошо. А интереснее, затрудняюсь ответить -  в самом начале сезона мы ждали каждой игры! Для нас каждая команда была классным соперником, в каждой команде ребята уровня сборных, прекрасные легионеры. В первом круге для нас матчи были праздником, тем более, что мы большую часть игр провели дома. 

- 11 матчей! 

- Да! Ажиотаж, постоянные разговоры, с каждой игрой всё больше и больше людей. Поэтому я затрудняюсь сказать, какой соперник был интереснее, для нас каждый матч настоящим праздником. На самом деле, это началось ещё на предварительном раунде Кубка России. Кто-то ставил задачи, цели, а мы просто хотели выигрывать каждую игру – вот «Белогорье» нас остановило. Для нас уже участие в Кубке было таким классным опытом, мы прибавляли по ходу. И когда начался чемпионат, была определённая уверенность, понимание как своих сильных и слабых сторон, так и сильных и слабых сторон соперников.

Сейчас идёт второй круг, соперников уже знаешь, и интерес уже другой: например, как сыграть на фоне усталости, на выезде. Усталость есть уже и психологическая – матчей очень много. В Беларуси до недавнего времени мы играли по формату вашей Высшей лиги «А», спаренными играми, в последние годы по одной игре в неделю, на выходных – суббота, суббота, суббота… 

- Лайт-режим… 

- Да-да. Сейчас же идёт гонка по примеру КХЛ и НХЛ. И дело даже не в том, что матчи идут один за одним, а в отсутствии времени для полноценного тренировочного процесса – мы переезжаем с места на место и играем. Ладно, игроки, которые находятся в основной шестёрке, получают достаточно времени, а игроки ротации, выходит, просто переезжают с места на место и участвуют в предыгровой тренировке. Сложилось так, что мы пришли на такие условия, приняли их и не знаем, как по-другому. Нам тяжело, но интересно. 

- Какой вы тренер? Какими прилагательными вы могли бы себя описать? 

- Пожалуй, целеустремлённый. 

- Вас можно назвать жёстким? 

- Нет, не думаю. Дисциплину ценю, считаю это проявлением профессионализма, она приводит к результату. Но я достаточно демократичен и понимаю, когда необходимы послабления – сам был спортсменом. Чёткость, структурированность – да, - но это вряд ли жёсткость. 

- Во многих командах есть система штрафов, в «Шахтёре» она есть? 

- Есть. Но штрафую редко. 

- Какая у вас история встречи с волейболом? 

- Как у всех детей тех лет. В школу пришёл тренер Владимир Николаевич Медведев. Он невероятный фанат своего дела, волейбола, и передал нам всю свою любовь к этому виду спорта. Помню, как в классе четвёртом, кажется, мы заполняли какой-то тест, где был вопрос «Кем ты хочешь стать?». И только один человек не написал, что он хочет быть тренером, а хочет быть водителем. 

- Стал в итоге? 

- Не знаю. Я тренером стал (смеётся). Мы смотрели на Владимира Николаевича и так заражались его энтузиазмом, нам так нравилось, как он работает, и мы все хотели быть тренерами, как он. Рад, что осуществил свою детскую мечту. В бытность волейболистом выступал в чемпионате Беларуси, играл за сборную. Карьеру начинал в гродненском «Коммунальнике». 

- С Александром Бутько пересекались там? 

- Да, в самом начале его карьеры. Он учился в 11-м классе и сразу попал во взрослую сборную Беларуси и встал в состав в клубе, где все игроки были возрастными. Саша не затерялся среди них – его потенциал был виден невооруженным глазом. И мы действительно гордимся им, тем, как многого он сумел добиться, в особенности завоёванным им золотом Олимпийских игр. 

- В Беларуси не стесняются призывать совсем юных ребят во взрослые команды. Помню, что Егор Клюка свой первый сезон в беларусском чемпионате отыграл на позиции блокирующего в команде «Западный Буг», когда ему было 15 лет. 

- Оба очень талантливые ребята! С Клюкой я уже будучи тренером молодёжной команды Беларуси успел поработать. В «Западном Буге» он действительно играл центральным, в сборной у нас не хватало принимающих, а Егор доводил довольно прилично. У нас было всего два сбора по две недели, мы были крайне ограничены по времени, и мы решились. Ещё Егор очень здорово играл пайп, даже когда сам не давал качественной доводки (улыбается). А центральный… ну что центральный? Если приёма нет, сколько он передач получит? Так и пошёл в доигровку. Он очень координированный, талантливый волейболист с быстрым мышлением. 

- Кстати, вы же были блокирующим и застали те годы, когда игроки этого амплуа принимали на постоянной основе. Вам удавался этот элемент? 

- Если бы хорошо принимал, был бы доигровщиком (смеётся), видимо, не очень хорошо. 

- Каким получился переход из игрока в тренеры? Понятно, что вы с четвертого класса знали, что будете тренером, но все же? 

- В 33 года я порвал ахилл. Восстановился, вернулся и надорвал снова. Врачи не давали шансов, говорили, что пора на покой. Но я оказался упёртый, восстановился второй раз и, пропустив год, решил, что ещё повоюю (улыбается). И в 35 я собирался начинать очередной игровой сезон, но позвонили из моего родного клуба, «Коммунальника». Сказали: «Ну сколько можно? Ну, станешь ещё раз чемпионом Беларуси, хватит. Давай к нам уже тренером!». И я принял предложение, стал главным тренером клуба из Гродно, а Виктор Сидельников предложил стать его помощником в сборной Беларуси. Это в 2009 году было. 

- С момента вашего прихода в «Шахтёр», клуб ни разу не проиграл чемпионат Беларуси. Серьёзное достижение. 

- Это было непросто. Разве что в прошлом сезоне чуть легче, возможно, потому что «Строитель» очень много сил отдал борьбе в Суперлиге и к маю минчане очень устали. В этом году нам придётся пройти тот же путь – после окончания сезона в Суперлиге мы подключаемся к чемпионату Беларуси начиная с полуфинальной стадии. 

Достижение действительно очень серьёзное, и да, я рад, что у нас семь титулов подряд. Связано ли это с моим приходом или нет, решать не мне. Но отмечу, что руководство клуба делает всё для достижения подобных результатов и даже когда бывали неудачные моменты, когда что-то не получалось, рук никто не опускал. Мне нравится, что с каждым годом мы вместе штурмуем что-то новое и интересное. 

- Этот год самый интересный? 

- Интересный, да, для меня точно. Станет ли он самым удачным, поговорим об этом после окончания сезона. Загадывать не будем. 

DSC_2533.jpg

- За семь лет у «Шахтёра» есть перенасыщение победами в белорусском волейболе? 

- Нет, точно нет. Поначалу в Беларуси доминировал «Строитель», и у нас были задачи постараться закрепиться в призах. Когда мы в первый год стали чемпионами, это было очень сильно. Сейчас интересно удерживать титулы, прирастать болельщиками, создавать историю клуба и белорусского чемпионата. Останавливаться не хочется. 

- На сколько вы узнаваемы в Беларуси? Вас узнают на улицах? 

- В этом сезоне начали, кстати, и правда, узнавать. Я не медийная личность, но подходят и в Солигорске, и в Минске. В Гродно, ладно, меня и так многие знают, там я местный, «свой». Сейчас, в связи с участием «Шахтёра» в Суперлиге белорусское телевидение уделяет нам много внимания: репортажи, эфиры, новости, интервью. Подходят, действительно, поздравляют, благодарят, желают удачи. 


Благодарим за материал коллег из Всероссийской Федерации Волейбола

12.03.2024
860